Преступник на кушетке

психотерапевт Инна Казачинская

 Автор: Инна Казачинская

 

Первое, что внесло сумятицу в моё восприятие спектакля «Р.Р.Р.» – это его название. Почему-то я прочитала по-латыни и получилось « П.П.П.» Стала гадать, что бы это значило, пока не сообразила, что это инициалы героя: Родион Романович Раскольников. Откровенно говоря, таких подробностей, как отчество Раскольникова, уже не помнила. Повторное чтение произведений из школьной программы нелегко даётся. Возможно, такое простое название спектакля произвело первый эффект очеловечивания героя, со школьных лет скорее ставшего символом, фигурой, образом. 

 

Итак, Родион Раскольников. Кто он? Следующий вопрос был, сколько же ему лет. Ответ поразил. Это молодой человек 23 лет, по современным меркам подросток, переживающий кризис. Дальше сработала привычка врача и психотерапевта описывать историю жизни человека и пациента. 

 

Родион вырос в неполной семье. О его отце, что называется, почти нет сведений. Мы знаем, что это был чиновник, который довольно рано умер, то есть совсем молодым, ведь матери Родиона 43 года, хотя она и считает себя старухой. 

 

О матери Родиона мы знаем, что это женщина крайне чувствительная, наивная и что она обожает сына в прямом смысле этого слова, идеализирует его и все надежды своей бедной жизни возлагает на сына, мечтая о его блестящей карьере учёного, при этом лишает себя и дочь последних жалких крох. 

 

У Родиона есть младшая сестра Дуня, также боготворящая брата. Дуня приносит себя в жертву, идя замуж за богатого и нелюбимого человека. 

 

Вот такая конфигурация семьи. Отсутствующий отец, идеализирующая сына мать и сестра – копия матери. Сколько я помню, во времена школьных обсуждений отсутствующий отец не вызывал таких фантазий, как главный герой, которого и учителя, и литературные критики осмыслили досконально. 

 

Образ Родиона в спектакле дал возможность увидеть не «героя времени», а запутавшегося человека, молодого, нервного, экзальтированного, озлобленного и потерявшего надежду на выход из тупика. Ведь убийство не выход. Современные молодые люди, оказавшиеся в эмоциональном тупике, не имея никого рядом, к кому можно было бы обратиться за помощью, совершают похожие поступки. Они наносят себе повреждения, совершают опасные действия, расстреливают сверстников или родителей, зачастую завершая это самоубийством. 

 

Многие называют самые страшные поступки попыткой привлечь внимание, награждая это негативной коннотацией. В каком-то смысле да, привлечь внимание им точно удаётся. На языке психоанализа мы назовем это отреагированием или отыгрыванием действием вовне. Это то состояние, когда психика не может справиться с мучительным внутренним конфликтом, когда захлёстывает волна ненависти к значимым близким, не дающим поддержки, а также ненависти к себе за ужасные мысли. 

 

Степень отчаяния так высока, а надежда на понимание стремится к нулю, что единственный возможный путь – это разрушить ту фигуру, от которой нет помощи, а затем наказать себя. Подобными фигурами часто становятся именно родители, но зачастую аффект смещается на другие фигуры, символически означающие родителей. Это символическое убийство фактически им и становится, ведь оставшихся в живых родителей настигает волна ненависти. 

 

Попробуем понять, кому была адресована ненависть Родиона. Мы не знаем ничего о его отношениях с отцом, но в спектакле видим хорошо прорисованный образ другого отца – Мармеладова. Это тоже чиновник, на наших глазах умерший от последствий алкоголизма. Отец фактически присутствующий, но лишь номинально. Мармеладов сам за себя не отвечает, болтает, балагурит, тратит последние деньги, его шутовская исповедь и раскаяние вызывают злость и отчаяние. 

 

В этом раскаянии нет осознавания, оно поверхностно и театрально, оно как бы отвлекает от настоящей драмы, которая разыгрывается в психике тех, за кого отец должен нести ответственность. Несовершеннолетняя Соня идет на панель, чтоб прокормить семью. Мать кланяется ей в ноги, прося прощения и беря на себя вину. Но не в большей ли степени за этот поступок отвечает отец, не дающий детям закона и границ. 

 

За истерической драмой Мармеладова скрыты его сексуальные и агрессивные импульсы по отношению к дочери. Его дочь вынуждена продавать себя, как и сестра Родиона. К слову сказать – это важный штрих в понимании дореволюционой России. Узаконенная проституция в религиозной стране. 

(c) иллюстрация Michelle Kondos

 

Бог, царь – тоже отцовские фигуры, идеализированные, почитаемые, но вместе с тем преследующие и карающие. С такими отцами трудно идентифицироваться, ими можно лишь восхищаться, бояться и втайне ненавидеть, создавая фальшивый образ себя, чтоб скрыться от наказания за ненависть. Двойные стандарты, процветающие на Руси – это психологическое расщепление, являющееся защитой от противоречий такого рода морали.

 

Мы можем догадываться об отце Родиона, человеке порядочном, но слабом, подверженном русской болезни, пьянству, не оставившему семье денег, а сыну – надёжного закона, образа отца, с которым можно идентифицироваться, быть похожим, гордиться, то есть иметь внутренний образ отца. На этом месте мы обнаруживаем пустоту.

 

В спектакле исподволь возникает на сцене, как на полотне художника, ещё один образ отца. Можно сказать, что при отсутствии закона внутри Раскольникова, закон как объект внешний, преследующий и наказующий, воплотился в Порфирии Петровиче.

 

Таким образом психика Родиона справляется с чувством вины за преступление. Сам он слаб и «обеззаконен», так можно сказать о молодом человеке, страдающем отсутствием смысла жизни. Законом становится внешняя фигура, побуждающая признать вину.

 

В чём же вина Раскольникова, если подумать об этом символически, поскольку фактическая вина ясна, он совершил убийство двух женщин. Подумаем о женской , материнской фигуре и её роли в бессознательном Родиона. Мы помним, что Раскольников вырос в атмосфере обожания его трепетной матерью.

 

Идеальная картина отношений матери и ребенка, служит ширмой для яростных противоречий внутри семьи.

 

Мать Родиона, женщина бедная, но достойная, трепетно любящая своего сына, покорно продаёт собственную дочь. Её страстная любовь видится в спектакле мечтой об идеальном сыне. Мать с восторгом мечтает об учёной карьере, мечтая о сильном мужчине, который сможет обеспечить её.

 

В спектакле есть и идеальный сын – Разумихин. Он уравновешен, хорошо учится и готов жениться. Мать, помещая все средства, любовь, надежду , деньги в сына, грезит бессознательно об успешном мужчине – партнёре, который займет место рядом с ней и удовлетворит все её притесненные потребности. Погружённая в мечты, она не видит слабости своего сына, задавленного чувством вины.

 

Неудовлетворенность жизнью, невозможность получать удовольствие мы видим у Раскольникова задолго до убийства . В отсутствии отца подрастающий юноша, боготворимый матерью, чувствует, что его будто подталкивают занять место отца. В бессознательном возникает конфликт: желание инцеста и вина за желание.

 

Непереносимость конфликта приводит иногда к импульсивным отреагированиям. В спектакле старуха – процентщица выглядит гротескно, но с претензией на соблазн, её дом напоминает потрёпанный будуар, там есть граммофон, сама старуха совсем не стара. Мы привыкли воспринимать этих старух 80-летними. На самом деле процентщица примерно ровесница матери Родиона.

 

Убийство будто освобождает Родиона. В реалистическом восприятии нам всё ясно: были нужны деньги. Но кажется, что ему легче дышать. Можно думать о бессознательном убийстве матери, удушающей сына мечтами и страстной любовью, не позволяющей ему жить своей жизнью, а вынужденному быть единственным мужчиной для матери, принимать её любовь, в том числе и её деньги. Эта любовь кажется вожделенной. Но вместе с тем именно она является преступлением, ведь не так легко быть любимцем матери в то время как твой сиблинг – сестра, отдаётся как вещь в пользование. Триумф такого рода тесно связан с поражением и атаками чувства вины.

 

Сценическое прочтение романа Юрием Ерёминым позволило мне как зрителю сосредоточиться не на действиях, поступках героя , а на сложной эмоциональной гамме, переживаемой им. Называя оттенки этой гаммы , я понимаю, что состояние героя соответствует критериям депрессии, что в те времена диагностировать было почти невозможно.

 

Возвращаясь к психоаналитическому прочтению бессознательного конфликта героя, хочется дополнить название романа: «Влечение, преступление и наказание».

 

(c) психиатр, психотерапевт Инна Казачинская

Ежедневно

10:00-22:00

  • Страничка ПАРАБОЛЫ на Facebook
  • Страничка ПАРАБОЛЫ в ВК
  • Страничка Параболы в Instagram

© 2015-2019
ИП Орлова Оксана Анатольевна ИНН 771771147000